По чьей вине горит Иркутская область?

Сделаны первые выводы о причинах масштабных лесных пожаров в Иркутской области
По чьей вине горит Иркутская область?

Надзорные органы утверждают: Иркутская область оказалась “ограниченно готова” к пожароопасному сезону. Природоохранная прокуратура обвиняет министерство лесного комплекса региона в некачественной охране лесов от пожаров. Губернатор Сергей Левченко в ответ обвиняет в разжигании паники СМИ и пользователей соцсетей, а глав поселений – в преувеличении масштабов ущерба. В том, кто же всё-таки виноват в случившихся пожарах в области, разбирались корреспонденты “Иркутск Сегодня”.

Дождливая и холодная погода на 9 мая в этом году обрадовала иркутян, как никогда. Дождь, перешедший в снег на следующий день, погасил большинство лесных пожаров, охвативших регион. В ночь с 8 на 9 мая порывы шквального ветра разносили огонь на огромные расстояния. Огонь подошёл вплотную к населенным пунктам. Началась эвакуация жителей из посёлка Большое Голоустное, Бухун, Тихонова Падь.

От Тихоновой Пади пламя распространилась в сторону деревни Лыловщина, куда съехались добровольцы для тушения пожара. Ночью огонь подошёл к селу Московщина, рядом с которым находится стратегически-важный военный объект. Сюда в 3 часа ночи приехал спикер Законодательного собрания Сергей Сокол. Он тоже настаивал на режиме ЧС и отмечал, что , что если властям нужны дополнительные средства, ЗС внесет соответствующие поправки в бюджет. Специализированным подразделениям помогали тушить возгорания местные жители и волонтёры. Пламя бушевало вдоль трассы Иркутск-Ангарск. Порывистый ветер усугублял ситуацию. Угроза перехода огня на жилые дома была зарегистрирована в населенных пунктах в Иркутском, Баяндаевском, Зиминском, Боханском районах.

К 22 часам Иркутск и Ангарск были окутаны едким дымом, который несло из Иркутского района. Управление Роспотребнадзора по Иркутской области зарегистрировало превышение в атмосферном воздухе предельно допустимых концентраций (ПДК) по содержанию взвешенных веществ. В Иркутске превышение составило от 1,9 до 2,2 раза, в селе Грановщина, где также брали пробы – в 2,8 раза. Министр экономического развития региона Владислав Сухорученко попытался успокоить иркутян, заявив со своей страницы в Фейсбуке, о том что “превышений по концентрации угарного газа не зафиксировано”.

Однако иркутян эта информация нисколько не успокоила. Людям приходилось плотно закрывать окна, но и это не спасало от удушливого запаха гари. Особенно тяжело пришлось тем, кто страдает заболеваниями органов дыхания. Жители многих посёлков Иркутского района просто не ложились спать.По чьей вине горит Иркутская область?

Ещё 8 мая прокуратура Иркутской области предложила председателю правительства региона ввести режим ЧС на территории области из-за сложной лесопожарной обстановки. Пользователи соцсетей массово требовали того же. Однако руководство региона заявило – для принятия таких мер нет достаточных оснований. В ночь с 8 на 9 мая пресс-служба правительства распространила пресс-релиз, в котором жителей призывали не поддаваться панике и подчёркивали, что “ни один населенный пункт не горит”.

Если 8 мая огонь охватил площадь в 13 тысяч га., то к 5 часам утра 9 мая к зоне бедствия относилось уже 16,8 тысяч га. По данным, озвученным министром лесного комплекса Сергеем Шевердой эта цифра ещё больше – 19 тыс. га. Авиалесоохрана сообщила, что Приангарье оказалось на первом месте по площади пожаров. Стало очевидно, что лесопожарные подразделения не справляются с ситуацией. Местные жители и добровольцы, приехавшие на места, оказались не экипированы. Не хватало элементарных средств пожаротушения, в частности ранцевых огнетушителей.

Одолеть стихию помогла дождливая погода, наступившая 9 мая. На утро 10 мая площадь пожаров сократилась до 13,7 тысяч га, к вечеру – до 7,6 тысяч га. В четырёх районах области был введён режим ЧС, на всей территории жителям временно запретили посещать леса.

По результатам проверки Департамента лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу, Иркутская область оказалась ограниченно готова к пожароопасному сезону. Об этом 7 мая сообщил полпред президента в СФО Сергей Меняйло на окружном совещании по предупреждению и ликвидации ЧС. Полпред отметил, что в охраняемой природной территории «Заповедное Прибайкалье» не было заложено финансирование на тушение лесных пожаров в 2019 году.

Уже 9 мая Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура сделала первые выводы из сложившейся ситуации и обвинила министерство лесного комплекса Иркутской области в некачественной охране лесов от пожаров. По итогам проверки прокуратура установила, что с начала пожароопасного периода не принимаются достаточные меры к ликвидации пожаров. В частности, 7 мая к тушению пожара у поселка Большое Голоустное приступили поздно. Из-за этого огонь перешел на особо охраняемую территорию, в опасности оказался сам посёлок.

По чьей вине горит Иркутская область?
Фото “Иркутск Сегодня”

По неофициальной информации, главы региона вообще не было в области, когда люди задыхались от дыма. Губернатор появился в публичном пространстве лишь утром 9 мая. Надев форму сотрудника МЧС, Сергей Левченко провёл заседание комиссии. На ней были озвучены основные выводы – в эфир попала преувеличенная информация о масштабах возгораний. Очевидно, Сергея Левченко обеспокоили не столько пожары, сколько массовая критика иркутян, адресованная ему лично. “Ложь была выпущена в эфир и при этом силы и средства отвлекались от тушения пожаров”, – заявил Сергей Левченко. Он потребовал провести расследование, чтобы установить, “кто у нас выдаёт неправильную информацию”.

Таким образом, губернатор-коммунист занялся тем, что у него получается лучше всего – поиском виновных. Между тем, иркутяне делятся друг с другом видеороликом от 2015 года, в котором Левченко-кандидат в губернаторы с лопатой в руках и красивом камуфляже “тушит” лесной пожар и обличает действующую власть. Почему то тогда он считал, что во всём виноват губернатор. Теперь он так не думает и виновных найти ему будет труднее.

Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Закрыть