Куда пропала спирогира? С этим вопросом иркутские блогеры Анастасия Емельянова и Алексей Кривель обратились к ученым гидробиологам. Последние годы тему “зеленой захватчицы Байкала” все меньше стали обсуждать. Авторы YouTube канала “В путь-палатку” решили уточнить – спирогира ушла из озера, или просто затаилась на дне?

Анастасия Емельянова, журналист, ведущая канала:
“Летом мы запустили в блоге проект, в котором решили разбираться в сложных вопросах о Байкале. Поставили перед собой задачу – узнавать факты только у специалистов и ученых, которые работают с темой. В блоге подписчики предложили выяснить, почему перестали говорить о спирогире. Тема хорошая, мы взяли ее в работу. На одном из проектов мы познакомились с двумя московскими учеными, кто давно изучает вопрос спирогиры в Байкале, и они согласились дать нам интервью”.

Героями выпуска стали Михаил Колобов, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник биологического факультета МГУ им. Ломоносова, и Василий Вишняков, кандидат биологических наук, институт биологии внутренних вод им И.Д. Папанина РАН. Ученые рассказали, что на самом деле водоросль спирогира уже давно жила в прибрежных водах Байкала, и более того, на самом деле является защитницей озера от тех токсинов, что поступают сегодня в воду.

Василий Вишняков, кандидат биологических наук, Институт биологии внутренних вод им И.Д. Папанина РАН:
Спирогира распространена по всему миру, ее около 400 видов описано. И она всегда произрастала в Прибайкальском регионе, только в специфических местах, таких как Ангарский сор, Посольский сор, залив Усть-Орда. Это заросшие, хорошо прогреваемые мелководья с идеальными условиями для ее размножения. Нов открытом Байкале спирогиру раньше никогда не встречали. И когда примерно с 2012-2013 года ее стали отмечать в Листвянке, Больших котах и на севере, в местах, где она никогда не должны была появиться, тогда забили тревогу”. 

Михаил Колобов, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник биологического факультета МГУ им. Ломоносова:
“Спирогира – это всего лишь маркер того, что происходит в Байкале. Она указывает на места неблагополучного экологического состояния, эта водоросль просто потребляет то, что ей дают, не более. И если она не будет поедать, то могут другие, более опасные организмы и бактерии. В случае с Байкалом сошлось сразу несколько отрицательных факторов: большое поступление азота и фосфора в озеро. А спирогире, которая является растением, для развития нужны оба этих компонента. Азот поступает в озеро через канализационные стоки, огромные многолетние залежи этих стоков под землей и с пастбищ на побережье. А фосфор в промышленных масштабах течет по Селенге (это 50% поступаемой воды в Байкал).
Можем ли мы остановить поток фосфора? Нет, мы сегодня даже не можем определить откуда он идет.  Можем ли мы прекратить поток азота? Да, потому что он, в первую очередь, поступает из людских поселений. Понятно, что нельзя запретить проживание людей, но необходимо минимизировать ущерб от них”.

Полное интервью ученых, а также их предложения по решению проблем с загрязнением Байкала, можно посмотреть в выпуске блога “В путь-палатку”.