«Кто не идет вперед, тот идет назад»: детские хирурги Иркутска о работе, о медицине, о мечтах

В операционной. Фото "Иркутск Сегодня"

Что значит быть хирургом, как оценивают современное состояние хирургии иркутские врачи, и чего иркутской медицине еще не хватает?

"Кто не идет вперед, тот идет назад": детские хирурги Иркутска о работе, о медицине, о мечтах
Детская клиническая больница. Фото «Иркутск Сегодня»

Редакторы «Иркутск Сегодня» в мае посетили Иркутскую областную детскую клиническую больницу, которая в этом году отметит 35-летний юбилей и пообщались с тремя хирургами, работающими здесь. Мы узнали, что для каждого врача — хирургия — это целая жизнь, это работа не с девяти до шести, вызов может поступить и ночью, мы узнали, что хирурги — очень красивые люди, внешне и внутренне, что они сильные и ранимые, и что все они мечтают не о собственном благе, а о многом большем.

Областная детская клиническая больница работает в самом центре города Иркутска, на бульваре Гагарина. Располагается в старинных зданиях, является одной из лучших в Сибири, внедряет новые методы лечения маленьких пациентов, спасает тысячи жизней ежегодно, и мечтает переехать в столь же продвинутое помещение. Именно сюда едут лечиться не только из Иркутской области, но и других регионов Сибири. В штате лечебного учреждения больше 600 человек, в том числе 21 хирург.

Возглавляет больницу врач мирового уровня Юрий Андреевич Козлов. Он сам хирург и практику с переходом на высокую должность не бросает.

«Наша больница — это хороший дом, в котором мы пытаемся создать уют. Наш главный девиз: Дети, которые приходят к нам с болью, должны уходить отсюда счастливыми», — говорит Юрий Козлов.

"Кто не идет вперед, тот идет назад": детские хирурги Иркутска о работе, о медицине, о мечтах
Фото «Иркутск Сегодня»

На вопрос о том, сколько прооперировано и пролечено детей в этих стенах, нам не смог ответить ни один врач. Потому что и посчитать уже невозможно, и исчислять этот опыт количеством не стоит, важнее качество.

В больнице проводят операции самого разного рода, от аппендицита, до высокотехнологичных и очень сложных. Например, главный врач Юрий Козлов оперирует пациентов с проблемами печени, желчных путей, легких, диафрагмы, пищевода. Этой весной он прооперировал новорожденного из соседней Бурятии с тяжелой дыхательной недостаточностью, у ребенка оказалась очень редкая патология (1 случай на 64 500 новорожденных!) – врожденный стеноз трахеи: сужение до 2 мм практически на всем протяжении, атрезия левого бронха и недоразвитие левого легкого.

Также Юрий Козлов проводит операции детям, у которых с рождения нет желчных протоков, и которые нуждаются в трансплантации. Еще один вид операций — тораскопическое лечение детей с атрезией пищевода — это тяжёлый порок развития, при котором верхний и нижний сегменты пищевода разобщены и заканчиваются либо слепо, либо сообщаются с трахеей.

Сложнейшие операции в Иркутске позволяет проводить не только профессионализм медиков, но и современное оборудование.

«В лечебном деле важны не только руки врача, но и технологии. Чем точнее диагноз, тем лучше лечение», — подчеркнул врач.

Сейчас маленьким жителям нашего региона не нужно выезжать в столицу для проведения уникальных обследований на аппаратах МСКТ и МРТ. Это оборудование есть в ИГОДКБ. А операционные оборудованы, помимо стандартных наборов, эндоскопическим оборудованием и устройствами для вывода изображений. Сами врачи тоже постоянно совершенствуют свои навыки и проводят сейчас такие виды процедур, которые еще два года назад в городе никто не проводил. Это, в частности, пересадка мочеточников детям, рассказал Юрий Козлов.

Идем в операционный блок

"Кто не идет вперед, тот идет назад": детские хирурги Иркутска о работе, о медицине, о мечтах
В операционной. Фото «Иркутск Сегодня»

Здесь заведует Эдуард Владимирович Сапухин, детский хирург высшей квалификации, кандидат медицинских наук. Сам Эдуард Владимирович проводит эндоскопические операции детям на органах брюшной полости, грудной клетки, ЦНС. Работает 22 года, с самого выпуска.

"Кто не идет вперед, тот идет назад": детские хирурги Иркутска о работе, о медицине, о мечтах
Фото «Иркутск Сегодня»

«В день может быть одна операция или две, они бывают не ежедневно. Но бывают дни, когда проводим и по пять-шесть операций. На одной как правило занято два врача, две медсестры, анестезиолог, санитар. Но бывают, конечно, и вмешательства высокой категории сложности, которые требуют больше врачей. Чрезвычайные ситуации в операционных происходят крайне редко, мы тщательно готовимся — диагностика, консилиум, обсуждение всего, что планируется, кто будет участвовать в операции. В некоторых случаях бывало, что прямо на столе выясняются обстоятельства, которые ранее не были известны, тогда меняем что-то, согласовываем с родителями. Бывает, что принимаем решение срочно, на месте без согласия, если от этого зависит жизнь ребенка».

Одновременно здесь может работать пять хирургических столов. Но хирурги работают не только в операционных.

«Хирург не встречается с пациентом на столе, он ведет его от диагностики и до выписки и после».

Мы попросили Эдуарда Владимировича вспомнить самый сложный случай в практике. Это было проникающее ранение в сердце — ребенок получил травму, играя на площадке.

«Это было года четыре назад. Сама операция прошла успешно, но учитывая, что пациент поступил в клинику поздно и уже в состоянии клинической смерти, на фоне полученной травмы произошло повреждение головного мозга. И ребенок погиб».

Как хирурги справляются с потерями? Врач отмечает, что каждый по-своему, врачи теряют пациентов, и никто не приходит в хирургию готовым к этому. В больнице работают психологи, более опытные специалисты поддерживают младших коллег.

Что касается новичков, молодых специалистов не так много как хотелось бы, говорит заведующий оперблоком.

«Престиж профессии врача, надо сказать, с 2000-х до 2010-х был утерян. Тогда это было не престижно, не было вообще никаких социальных гарантий, низкие зарплаты, высокие требования. А ведь, чтобы стать врачом, нужно минимум восемь лет отучиться, а это учеба с утра до вечера. Всем хочется получить все сразу, но у нас такого не бывает. Работа тяжелая, не только днем работаем, но и ночами приезжаем. Сейчас престиж профессии потихоньку возвращается, появились подъемные, социальные гарантии, жилье молодым специалистам. Например, наше учреждение частично оплачивает проживание. Ну и зарплаты подросли. Все меняется, конечно, к лучшему, но в любом случае, того количества врачей, какое необходимо, пока нет. Дефицит не только наше учреждение испытывает, но и любое другое. И средний возраст врачей — 40-45 лет. Потребность есть практически во всех специальностях».

Что можете пожелать молодым специалистам?

«Молодым специалистам, которые решили связать свою жизнь, хотел бы пожелать терпения, желание принести пользу людям, терпение семьям, которые особенно в первые 10-15 лет, редко видят врачей дома. Это мы уже бываем дома побольше».

Что такое, по-вашему, хирургия?

«Для каждого это свое, для кого-то это жизнь. Наша работа — это то, без чего мы не представляем свое существование. Конечно, в сердцах хочется иногда сказать — да зачем я это выбрал. Но это молниеносные мысли. Люди, которые прошли через такое обучение, и продолжают, ведь медицина это постоянное обучение, которые в первую очередь думают не об экономической стороне вопроса, а об этической, они как правило начали работать, так и ушли на пенсию врачом, работают до конца», — отметил заведующий.

"Кто не идет вперед, тот идет назад": детские хирурги Иркутска о работе, о медицине, о мечтах
В операционной. Фото «Иркутск Сегодня»

Пока мы разговариваем, работа в операционном блоке не прекращается, мимо провозят пациентов с операций, медицинские сестры бегают в делах, врачи тихо кого-то спасают. Все сотрудники улыбчивые, красивые — женщины как с подиума, мужчины подкаченные. В красивой профессии, наверное, не может быть некрасивых людей.

После мы поговорили с одним из старейших хирургов больницы.

"Кто не идет вперед, тот идет назад": детские хирурги Иркутска о работе, о медицине, о мечтах
Фото «Иркутск Сегодня»

Виктор Николаевич Стальмахович. Этот врач в хирургии уже 44 года, за спиной — более 10 тысяч операций, спасенных жизней, а еще большое количество новых хирургов, так как Виктор Николаевич работает в настоящее время не только врачом, но и завкафедрой детской хирургии в Иркутской государственной медицинской академии последипломного образования. Профессор, дмн, член Российской ассоциации детских хирургов, главный детский хирург Приангарья. Человек открытый, интеллигентный и строгий, не боится говорить, что думает, и, кажется, не боится вообще ничего.

Современную медицину и ее состояние хвалит и хулит. Хвалит за появление новых технологий, за аппаратуру, которой не было 10-20-30 лет назад и ранее, без которой многие диагнозы просто невозможно поставить. За развитие эндоскопии в хирургии.

А хулит — за отношение к профессии хирургов и врачей вообще, но это уже вопрос не к медицине.

«Когда я закончил учебу в 70-х годах, было очень престижно быть врачом. И для нас не материальная составляющая была главным в выборе профессии, это была романтика, желание быть на первом плане. После престиж профессии сильно упал, хотя сейчас он возвращается. Однако на сегодня в нашей работе безумно много профессиональных рисков. Люди стали требовательными, есть те, кто считает, что сам может себе диагноз поставить. А любая ошибка врача получает широкий общественный резонанс. При этом часто пациента не удается вылечить потому, что он или его родители слишком поздно обратились за помощью. Но обвинят все равно врачей. И к тому же зарплаты в первые годы работы в хирургии невысокие, а работа тяжелейшая. Поэтому молодых врачей сильно не хватает», — рассказал хирург.

Виктор Николаевич отмечает, что в настоящее время хирург с 10-летним стажем работы — штучный экземпляр, который уже познал и горечь поражений и наработал профессионализм.

На наш вопрос, каким должен быть хирург, он отвечает, что, конечно, это должен быть человек гуманный, с мягким характером. А принцип жизни у хирургов таков: «Кто не идет вперед, тот идет назад».

Мы также поинтересовались, что делают хирурги, если сами приболели — идут на операцию, несмотря на собственное состояние или уходят на больничный. Виктор Николаевич сказал, что здесь действует правило того, что нельзя работать во вред пациенту, что если врач не в лучшем состоянии, то не должен оперировать. Однако, как отмечает хирург, это тяжелая профессия, и как правило в ней остаются крепкие люди, с хорошим здоровьем.

Как и наших предыдущих героев, мы спросили, чего хочет Виктор Николаевич. И как все, он ответил, что хотел бы, чтобы в Иркутске появился современный детский медицинский комплекс.

«Наши больницы работают в зданиях 19 века, они не приспособлены для современной медицины. Нам нужен новый больничный комплекс. Это моя золотая мечта. Дай Бог, чтобы был построен региональный лечебный комплекс с пансионатом».

"Кто не идет вперед, тот идет назад": детские хирурги Иркутска о работе, о медицине, о мечтах
Фото «Иркутск Сегодня»

«Иркутск Сегодня»