Андрей Болгов: «В борьбе с наркотиками страх – лучший помощник»!

Заместитель руководителя фонда “Город без наркотиков” в городе Ангарске Андрей Болгов рассказал нам о важности профилактической работы с населением. Подробности – в нашем интервью
Андрей Болгов: «В борьбе с наркотиками страх – лучший помощник»!

Наркотики – чума 21 века. И каждый думает, что его это никогда не коснется, обойдет стороной. Родители хотят оградить своих детей от этих опасных игрушек… Но ни спортивные секции, ни кружки – не панацея. И чем дальше, тем ситуация становится страшнее. С каждым годом возраст первого употребления наркотиков снижается. Официальная статистика о многом умалчивает. Но мы же в свою очередь хотим рассказать об этом без прикрас.

Мы встретились с заместителем руководителя фонда «Город без наркотиков» в Ангарске Андреем Болговым, который рассказал нам о их работе и о том, как обстоят дела с наркооборотом Иркутской области.

Андрей Болгов: «В борьбе с наркотиками страх – лучший помощник»!
Андре Болгов. фото из личного архива

Мы зашли на официальный сайт прародителя данного движения – екатеринбургского фонда «Город без наркотиков» (Фонд был создан в 1999 году при участии бывшего мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана). Там  нашли ремарку о том, что данный фонд не имеет филиалов. То есть получается, что организация в Ангарске – автономная?

Так и есть, наш фонд – это не филиал. Официальной датой основания фонда в Ангарске принято считать 18 августа 2005 года. Один из основателей – Александр Шумилов – в 2005 году поехал в Екатеринбург, чтобы набраться опыта у коллег. Наш фонд был создан по образу и подобию екатеринбургского. Мы взяли такое же название, такой же логотип и стали работать по тем же принципам.

Раньше по стране таких фондов было много, однако постепенно эти организации стали осваивать бюджетные деньги. И это, конечно, шло в разрез с идеями, которые декларировались изначально. Но опыт Ангарска – уникальный, поскольку мы до сих пор существуем на собственные средства. Потому что если ты берёшь деньги у государства, то не имеешь права «кусать» руку, которая тебя кормит, скажем так. Таким образом деятельность фонда станет жестко ограниченной, много чего уже не расскажешь. Мы же не хотим врать или о чем-то умалчивать! Мы делаем реальную работу, а не создаем имитацию бурной деятельности.

За чей счет тогда фонд продолжает свою работу?

Начиная с 2005 года, мы никогда не брали денег у властей. Все – из собственного кармана, бизнес позволяет, а также за счет тех, кто может помочь фонду, т.е пожертвований.

Александр Шумилов и Илья Черняев – организаторы фонда, я присоединился к коллегам позднее – в 2007 году вместе с Андреем Скоробогатовым. В настоящее время финансовая составляющая – на нас.

Андрей Болгов: «В борьбе с наркотиками страх – лучший помощник»!
Андрей Скоробогатов, Андрей Болгов, Илья Черняев и Александр Шумилов. Фото из личного архива

Мы можем открыто говорить обо всем, даже о том, что касается властей. Летом 2018 года как раз была такая ситуация, мы вступили в конфронтацию с заместителем мэра Ангарского ГО Сасиной Мариной Степановой. Она утверждала, что в школах не употребляют наркотики, в наш адрес также последовали обвинения, якобы мы даем непроверенные данные. Но мы лично ходили на беседы со школьниками. Выходит, что школьники себя оговаривали? А зачем им это нужно?

Зачастую так в школах и происходит; такие ситуации пытаются «замять». Потому что если это вскроется, то в первую очередь пострадает директор, его уволят.

За десять лет мало что поменялось. На моей памяти был идентичный случай. Обсудили на классном собрании, но дальше дело не пошло. И чтобы авторитет школы не портить, никто в правоохранительные органы не обращался, а ситуация тем самым не поменялась – как употребляли наркотики, так и продолжают. Часто ли Вы сталкиваетесь с подобным?

Да вот совсем недавно. Ученики школы №69 (в Ново-Ленино) сами позвали нас с лекцией к себе. Написали, мол, бояться за своих одноклассников. Однако, директор школы отказался нас на пушечный выстрел подпускать. А прийти без разрешения мы не можем… Да и без того работы хватает.

Вы ходите с лекциями только по образовательным учреждениям Ангарска?

Нет, не обязательно. Просто чаще получается, что бываем в Ангарске, поскольку сам фонд находится здесь. Но мы также бываем в Иркутске, на днях ездили в Нукутский район. Если зовут, значит, что других вариантов особо то и нет. Мы, конечно, стараемся не отказывать, но так получается не всегда.

Андрей Болгов: «В борьбе с наркотиками страх – лучший помощник»!

Изначально, когда мы только создавали фонд, он работал на половину Иркутской области – мы бывали в Черемхово, в Слюдянке. Сейчас финансирование сократилось, и мы работаем по принципу – докуда руки дотягиваются. У нас нет в планах спасать всю Россию. Важным остается не количество, а качество. Как правило, мы берем два класса и беседуем с ними. И даже если из 30 человек один откажется в дальнейшем от употребления наркотиков, значит, работа проделана не зря.

Профилактика – это основное направление в вашей работе?

Профилактика – очень важная задача, но без пресечения наркоторговли – это не слишком эффективно. Потому что пока наркотики в свободном доступе, детей не оградить. Поэтому наш фонд оказывает содействие правоохранительным органам.

Ту информацию, которая поступает к нам фонд анонимно, мы проверяем, а после передаем, куда следует. Также сотрудники фонда выступают в качестве понятых, принимают участие в судебных делах. Потому что зачастую, люди, которые делятся с нами информацией, отказываются давать показания, так как их запугивают, например. Тем самым виновные избегают наказания. А мы не отказываем.

Мы ни в коем случае не берем на себя функции полиции, мы сами никого не задерживаем, мы лишь помогаем. Например, предоставляем транспорт.

Процент раскрываемости преступлений увеличился?

Знаете, статистика по раскрытию очень условная. Но хочу отметить, что ангарский наркоконтроль – лучший в области по всем показателям. Думаю, что это происходит и благодаря нашему сотрудничеству. С начала основания фонда мы провели более 1000 совместных задержаний с полицией.

Сейчас вся торговля ушла в онлайн, никто из рук в руки в настоящее время не покупает и не продает. Когда только появилась эта тема с закладками и интернет-магазина (прим. например, создается телеграм-канал), полиция была немного в ступоре: как ловить и что с этим делать. Стало сложнее, но сейчас уже система отлажена. «Схлапывают» и курьеров и интернет-магазины закрывают.

Какой сейчас средний возраст употребления наркотиков среди молодежи?

Два года назад официальная статистика показывала, что первый раз начинают пробовать наркотики в 11 лет. А сейчас у нас другая проблема – снюсы (прим.увлаженный жевательный табак, который в свободном доступе продается в специализированных табачных отделах). Нас уже приглашали даже во вторые классы!

Некоторые предприимчивые школьники покупают этот снюс и перепродают. А в нем содержание никотина в 50 раз выше, чем в обычной сигарете! Это сейчас наша основная проблема.

А так я ходил и в третьи классы на беседы. Конечно, там беседы строятся уже по-другому, нежели с 11-классниками. Но я считаю, что лучше заранее объяснить, что наркотик – это плохо/нельзя, иначе у них нет ощущения опасности.

Андрей Болгов: «В борьбе с наркотиками страх – лучший помощник»!

Чем дальше, тем страшнее. То есть если у нас во втором классе даже мысли не было о том, чтобы что-то попробовать, то сейчас поголовно! И не нужно питать иллюзий, что вас это не коснётся! Спортивные секции или кружки по интересам не всегда спасают! В Екатеринбурге был случай, когда в реабилитационные центры пачками завозили спортсменов. Потому что школа олимпийского резерва находилась рядом с цыганским поселком.

Видны ли сейчас какие-то результаты? Отказников стало больше?

Нам об этом никто не говорит. И, повторюсь, что официальной статистике верить не стоит, это очень условно. С 2005 года в наших беседах приняли участие более 20 тысяч подростков.

Конечно, обратная связь есть; нас часто приглашают к себе с лекциями. Очень радует, что в этом заинтересованы не только родители, но и сами школьники.

Некоторые считают, что мы говорим об этом очень жестко. Но, а как по-другому? Мы ведь тут не лютики-цветочки обсуждаем! Когда говоришь о наркотиках, важно говорить правду, как есть. Также важным моментом является то, что мы приводим кучу примеров, и не каких-то там абстрактных, а реальных – которые произошли у нас, в нашем городе. Привязка к местности воспринимается лучше. Такое понятие, как story telling работает на 100 процентов.

Чем наши беседы отличаются от большинства других? Мы общаемся с ребятами на их языке, ведь мы не педагоги. Мы не врем, потому что сейчас молодежь «прокаченная»; если они тебя на вранье поймают, то все – ты для них не авторитет!

А что насчет реабилитации наркозависимых?

С 2005 по 2008 года при фонде работал реабилитационный центр, но его закрыли (тогда это происходило по всей стране). У нас на законодательном уровне функционирование таких центров в полной мере невозможно. Поскольку могут обвинить в том, что мы незаконно удерживаем людей.

Андрей Болгов: «В борьбе с наркотиками страх – лучший помощник»!
Андрей Болгов и Евгений Ройзман

Мое личное мнение – профилактика важнее. Многие со мной не согласятся, но я считаю, что если кто-то сделал сознательный выбор и «торчит», то я не буду тратить на таких людей свое время! Потому что у меня помимо этого много и других дел; у нас ведь не только фонд, но попечительский совет, федерация тайского бокса. Тратить время на то, чтобы вытягивать тех, кто сознательно на это пошел, не вижу смысла.

Наркотики – это очень страшная вещь. Удается ли донести это до молодежи?

В нашей работе страх – это лучший помощник. На моей практике был случай, когда молодому человеку показали видео о том, как умирает человек от употребления наркотиков. Это видео настолько его поразило и испугало, что у него навсегда отпало желание употреблять что-о запрещенное. Реакция пошла, и она правильная! Наркотики убивают, этого стоит бояться!

Синтетика вызывает привыкание практически сразу, она вносит необратимые изменения в психику. Когда появились первые соли было много самоубийств – люди выпрыгивали из окон в частности. Всплеск подростковых самоубийств произошел еще задолго до появления таких групп, как «Синий кит» и прочее.

Когда зависимых привозили в больницу, им ставили диагноз шизофрения. У синтетических наркоманов, даже после последнего употребления, галлюцинации могут сохраняться еще 6-7 месяцев, а то и всю оставшуюся жизнь. Их реабилитация  – очень сложный процесс, и чаще необратимый. Не всех можно в реальную действительность вернуть, у некоторых на всю жизнь отключается голова.

Синтетика – непредсказуемый наркотик! Самое страшное, что жертвами становятся нормальные ребята, из благополучных семей. Их где-то один раз угостили, дали попробовать. Если на героине люди могут годами сидеть и там какая-никакая есть дорога назад, то в случае с синтетикой – последствия необратимы.

Вся синтетика идет с Китая, компоненты все производятся там. На государственных заводах, все вполне себе легально. То есть Китай официально устроил геноцид нашему народу, по-другому я не скажу.

Если, скажем, героин идет из Афганистана, для них это экономика, способ заработка. А на синтетике цель одна – просто угробить. Это и происходит.

А что скажете по поводу легализации марихуаны? Это уже произошло в Канаде и в Грузии.

Думаю, что ни к чему хорошему это не приведет. По факту это же массовое убийство населения со стороны государства. Якобы это будет использоваться в медицинских целях, но это же не обезболивающее? Какая тут может быть медицина.

Если посмотреть на те страны, в которых употребление марихуанны/канабиса легально, то мы можем вспомнить ситуации сродни Колумбайну (применение школьников оружия, расстрел одноклассников и тому подобное), практически всегда убийцы курили травку.

В августе прошлого года я был в Грузии и там было очень много протестов по этому поводу. Люди недовольны. Да, может быть, это не такая пагубная вещь, как синтетика, но она все равно заставляет человека деградировать, влияет на его сознание. И уже через какое-то время не остается мыслей, кроме тех, где достать еще.

Планируете ли вы открывать фонд в Иркутске?

Андрей Болгов: «В борьбе с наркотиками страх – лучший помощник»!

Мы всегда готовы, но для этого нужны люди. Заинтересованные люди. Самый частый вопрос, когда нас приглашают – сколько это стоит? Это ни сколько не стоит, мы все это делаем за свои средства. Никаких денег мы за это не берем. Или – а как на этом зарабатывать? Да, никак! Ведь это не источник заработка, а источник траты.

А мы в свою очередь готовы делиться опытом и своими знаниями!

Что каждый из нас может сделать для этого?

В прошлом году мы начали закрашивать надписи о продаже наркотиков (Вы наверняка встречали такие на фасадах зданий, на павильонах у остановок и т.д). Мы накупили черной краски и просто начали закрашивать, да, конечно, может быть это и не так художественно! Даже потом пошли жалобы, что некрасиво выглядит! Но мы не преследуем целью сделать красиво, мы хотим огородить своих и ваших детей от получения не нужной информации. Мы все делаем быстро и оперативно. И здесь нам администрация не оказала содействия. Уже потом мы создали чат и начали подтягиваться люди, желающие внести свою лепту. За прошлый год мы закрасили более 700 таких надписей.

Сейчас с нами работают художники. Например, Дарья Петрова. Благодаря ей на месте не нужной и опасной рекламы появляются красивые пейзажи.

Этот опыт, можно сказать, уникальный для Ангарска. Потому что в других городах – и в Иркутской области, в Москве, Питере и Сочи таких надписей очень много. Но их никто не закрашивает.

А это может сделать каждый из вас! Кто знает, может быть, тем самым вы спасете не одну жизнь!

Группа фонд “Город без наркотиков” (г. Ангарск) в Вк

Страница в Инстаграм

ИА “Иркутск Сегодня”. Текст Дарьи Арчебасовой, фото из группы в Вк и со страницы Андрея Болгова в Инстаграм

Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Закрыть