«Пенсионер губернаторского значения»: почему Сергей Левченко потерял интерес к своей должности?

    Нынешнее лето стало проверкой на прочность для всех уровней власти в Иркутской области. Правительство и губернатор эту проверку с треском провалили.
    «Пенсионер губернаторского значения»: почему Сергей Левченко потерял интерес к своей должности?
    Фото пресс-службы правительства Иркутской области

    В регионе накопился целый ворох нерешенных проблем, заниматься которыми исполнительная власть не собирается. Единственное, что у губернатора получается очень хорошо – рассказывать о своей работе через федеральные СМИ. Местные давно не верят в популистские заявления Левченко.

    В регионе очень много провальных проектов и ни одного успешного. Например, в 2016 году губернатор обратился к президенту страны и попросил передать на уровень области все полномочия по ликвидации отходов БЦБК. Серей Левченко мотивировал эту просьбу исключительно интересами дела: федерация не справилась, но регион то кровно заинтересован в успехе, он все сделает как надо. В итоге не сделано ничего, нет даже проекта рекультивации отходов. Более того, в 2017 году природоохранная прокуратура обратилась в суд, пытаясь заставить правительство создать противоселевую защиту в Байкальске. Суд эти требования поддержал, но правительство не выполняет даже решение суда. Объяснить такое бездействие невозможно ничем. Катастрофа угрожает Байкалу и 12-тысячному городу на побережье.

    В 2015 году из федеральной собственности в областную был передан иркутский аэропорт. Вместе с правами регион получил целый ряд обязанностей. Как выяснилось буквально на днях, ни один пункт соглашения правительство Иркутской области не выполнило. Из-за этого регион был исключен из федеральной целевой программы и потерял софинансирование в размере 23 млрд рублей на строительство нового аэропорта. Впрочем, сам новый аэропорт, кажется тоже потерял. Реконструкцию старого аэропорта заблокировала ФАС, усмотрев в действиях губернатора и частного инвестора наличие картельного сговора.

    Примеры можно приводить ещё долго. Но в принципе и так понятно, почему федеральные чиновники были вынуждены взять на себя ответственность за ликвидацию последствий наводнения и приступить к тушению пожаров в регионе. Например, о пожарах региональная власть предпочитала молчать до тех пор, пока ими не занялись военные и МЧС по поручению премьер-министра Дмитрия Медведева. Что касается наводнения, тут потребовалось личное вмешательство президента.

    Владимир Путин обратил внимание, что региональную комиссию по ликвидации чрезвычайных ситуации спустя месяц после удара стихии всё ещё возглавляет председатель правительства Иркутской области, а не губернатор. Президент напомнил первое лицо региона не имеет права уклоняться от персональной ответственности за происходящее. Позже Левченко в интервью РБК оправдывал своё нежелание возглавить КЧС тем, что это обязанность руководителя исполнительной власти, которым по закону является … председатель правительства региона Руслан Болотов. Спрашивается, что же тогда делает губернатор и зачем он вообще нужен?

    Кажется, по версии Левченко, губернатор – это такой свадебный генерал, который с умным видом сидит на совещаниях, ездит в заграничные командировки за бюджетный счёт, получает зарплату и ни за что не отвечает. КСП подсчитала, что на заграничные вояжи губернатора ушло 65 млн бюджетных рублей. А для повседневной, рутинной работы есть председатель правительства. Он же в случае чего за всё и ответит. Кстати, Сергей Левченко уже заявил, что по итогам паводка примет кадровые решения. В общем, позиция удобная, но проверку чрезвычайной ситуацией не выдержала. На регион обрушилась стихия и продемонстрировала всем, что король оказался голым.

    – Популизм, который нам демонстрирует Левченко – это неотъемлемая часть публичной политики, – отмечает политолог Сергей Шмидт. – Я не склонен критиковать политиков за популизм как таковой. Политикам надо выигрывать выборы, а без популистских обещаний ни один из них этого сделать не может.

    Так что я бы предложил оценивать политиков по другим критериям. Например, по их готовности брать ответственность.

    Речь и об ответственности за предвыборные обещания, и об ответственности за принятые решения, и, самое главное, о готовности эти решения принимать. И вот в этой системе стопроцентный политик-популист Сергей Левченко может получить только самые низкие оценки. Довольно очевидно, что сохранение должности является для него более приоритетной задачей, чем использование этой должности для достижения каких-то серьезных общественно-значимых целей.

    Меня не покидает ощущение, что Сергей Георгиевич совершенно сознательно стремится минимизировать свою деятельность, чтобы избежать ответственности за любые результаты своей работы. Определенная логика в этом есть. Могу даже предположить, что он сделал выводы из судеб своих непосредственных предшественников, которые, будучи очень разными людьми, все старались что-то сделать в области и для области, и почти все закончили губернаторскую карьеру не очень удачно. Вывод тут один – если не делать ничего или делать по минимуму, то появляются шансы стать первым за полтора десятилетия губернатором, который элементарно отработает полный срок. Когда ничего не делается, то и спрашивать не за что.

    Политический обозреватель Галина Солонина добавляет: Сергей Левченко – политик, стиль которого сформировался в бытность его депутатом сначала Законодательного Собрания Иркутской области, потом – Государственной Думы. Он депутатствует с небольшими перерывами с 1994 года, то есть уже четверть века. Не будем учитывать советский период, когда он также избирался в городской и районный советы народных депутатов. Опыт работы в исполнительных органах власти у него исчерпывался двумя годами – с 1987 по 1989 год — когда он был председателем Юго-Западного райисполкома города Ангарска.

    Очевидно, что Левченко привык к состоянию некой половинчатой ответственности. Тем более, что избираясь от оппозиционной партии – КПРФ, он все это время находился в позиции критика, а не соисполнителя. Ему не нужно было даже законопроекты разрабатывать: достаточно было критиковать других и предлагать вернуться обратно в СССР, не указывая дорогу. За четыре года в должности губернатора Сергей Левченко так и не научился принимать решения, брать на себя ответственность, признавать ошибки – свои или подчиненных. Поэтому у нас горят леса, чиновники из правительства погрязли в коррупции и урезонить их может только прокуратура. Во всех сложных случаях Сергей Левченко отчаянно бьется головой об асфальт, надеясь, что там песок.

    Критику, которая звучит по делу (в том числе от президента РФ), он в лучшем случае списывает на некомпетентность или эмоциональность критикующего, в худшем – на «черный пиар» персонально против него. Самое яркое проявление его неумения работать – это постоянные отписки, почему он не будет делать того или иного, тогда как от него ждут алгоритм конкретных решений.

    Ситуация с паводком в Иркутской области доказала, что он до сих пор не разобрался в том, как устроена региональная государственная власть, что может и должен делать губернатор, что – Законодательное собрание. Он пытается подменять депутатов, воруя у них законодательные инициативы, но не справляется со своими собственными обязанностями по изданию хотя бы аналогичных указов.

    К сожалению, главным элементом его деятельности остаётся пиар. Губернатор две недели назад, после посещения Тулуна, рассказал журналистам, какие постановления примет для облегчения участи пострадавших от паводка, но большинство его инициатив так и не обрели юридическую форму и остаются только пустыми обещаниями. Никакого диссонанса Сергей Левченко в этом не видит, что свидетельствует о том, что дальнейшая деятельность будет проходить в таком же стиле.

    Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Закрыть