БЦБК остановлен уже 5,5 лет. А поиски решения по ликвидации его отходов все еще продолжаются

Очередные рассуждения на тему будущего Байкальского ЦБК, отходы которого хранятся в Байкальской экологической зоне годами
БЦБК остановлен уже 5,5 лет. А поиски решения по ликвидации его отходов все еще продолжаются
Фото с сайта http://www.sib-science.info

30 мая в Законодательном собрании состоялся новый этап слушаний по вопросу долгой и проблемной ликвидации отходов на территории бывшего БЦБК. И хотя на слушания не пришли представители от правительства Иркутской области, собравшиеся депутаты твёрдо намеревались найти выход из тупика в затянувшемся вопросе ликвидации, ведь за годы, прошедшие с закрытия комбината, отходы его так и не утилизировали. На слушаниях даже прозвучало предложение обратиться к Сергею Звереву с просьбой выйти с плакатом о проблеме. Может быть тогда дело сдвинется с мертвой точки? И однозначно решено обратиться в Минприроды РФ. Потому что правительство Приангарья явно не справляется с задачей.

Открыл мероприятие председатель правления ИООО «Байкальский центр гражданской экспертизы» Юрий Фалейчик, затронув крайне актуальную проблему селей, сход которых вынесет в Байкал и тонны отходов целлюлозно-бумажного комбината. Последний сель разрушительной силы прошел в 1971 году в Байкальске. Автомобильное движение прервалось на две недели. На текущий день подобная угроза в той местности становится практически ежедневной.

Следовательно, в Байкальске нужны селезащитные сооружения. За прошедшие 8 лет трижды проходили экспертизы с одним и тем же результатом – ученые из различных институтов в унисон говорили о том, что сель возможен.

– И вот, с 16 года мы по селезащите не сделали ничего. Мы ждем, что наконец-то наткнемся на такой институт, который скажет, что селя не будет? – иронично подчеркивает Юрий Фалейчик.

Впоследствии первый заместитель Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Алексей Калинин расскажет слушателям, что в декабре 2017 года минимущества Иркутской области через суд обязали построить селезащитное сооружение, а в 2018 году начиналась очистка верховья русел рек. Но работы, по словам прокурора, движутся слишком медленно и это очевидная проблема.

После выступления Юрия Фалейчика к трибуне вышел управляющий директор «Росгеологии» Артем Полтавский. Его выступление и открыло начало обсуждения трудной ликвидации отходов. Напомним, что Росгеология выступает в данной работе подрядчиком, исполнителем работ компанию назначили еще 2017 году, поэтому к работе организации было множество вопросов.

Артем Полтавский объяснил задержки со стороны Росгеологии. Оказалось, что с начала выполнения контракта количество твердых отходов, которые необходимо утилизировать, сильно возросло. Инженерные изыскания выявили – 3.5 миллиона отходов переросли в 4.9 миллиона. Но в техническом задании не указаны ни новые данные, ни способ общей утилизации – никто не знает, какой должна предстать земля в конечном итоге. Это следует скорректировать, считает управляющий директор.

Помимо этого, с щелокосодержащей жидкостью обнаружен неизвестный осадок. Находку необходимо паспортизировать, иначе работы никак не продолжить. Не облегчают жизнь и проблемы с электроэнергией – удается получить лишь 150 киловатт вместо предписанных шесть лет назад 2 мегаватт.

– Нам необходимо понимать, в каком виде мы должны передать карты. Сейчас в ТЗ написано, что территория должна быть пригодная для использования в рекреационных целях. К сожалению, это не отвечает на вопрос, – восклицает Артем Полтавский.

Замгендиректора по производству «ВЭБ Инжиниринг» Александр Фролов сообщил, что в ходе инженерных изысканий на месте обнаружены 8 видов загрязнителей. И это не дает найти монотехнологию рекультивации. Создали сайт cleanbaikal.ru, на котором ведется отбор технологий среди заявок аккредитованных и опытных профессионалов. Сейчас на электронном ресурсе их 59. Как отмечается, почти все они пригодны для обсуждения.

– Мы повесили на портал все результаты наших изысканий. По объему и по химии – они находятся там. Любой человек, который говорит на русском или английском языках может изучить портал, может зайти и посмотреть, с чем нужно работать, – комментирует Александр Фролов.

Стоит отметить, что эта идея вызвала в зале споры. Часть депутатов ставила под сомнение тот факт, что ученые, подавшие заявку, должны сами оплачивать проверку своих технологий. В ответ на это субподрядчик заметил, что это не станет проблемой, если будут обеспечены гарантии возврата потраченных средств в случае успеха.

Он также сообщил о необходимости продолжать обследование заброшенных объектов БЦБК.

“Парадоксальная ситуация – никто не хочет брать ответственность на себя. Никто. Ни заказчик, ни подрядчик, ни субподрядчик. А куда бедному крестьянину податься? Кто должен сделать неблагодарную работу и сказать “Быть по сему”? – подвел промежуточные итоги Юрий Фалейчик.

БЦБК остановлен уже 5,5 лет. А поиски решения по ликвидации его отходов все еще продолжаются
Фото: http://irkobl.ru

В завершении выступил незаявленный на слушаниях участник, о котором мы упоминали ранее – заместитель прокурора Алексей Калинин. Он заявил, что сроки действительно затягиваются. “Причина – это отсутствие технологии, боязнь реализовывать непонятно какую технологию”.

Прокуратура не проигнорировала этот факт и внесла представление в правительство региона, и в Росгелогию. Калинин подчеркнул, что ответственность нельзя возложить  на кого-то одного, ведь обе структуры виноваты.

В конце слушаний решено было утвердить резолюцию. Решено обратиться в Министерство природных ресурсов и экологии РФ с просьбой взять под особый контроль действия регионального правительства по ликвидации отходов, предложить правительству Иркутской области незамедлительно заказать проект селезащиты территории Слюдянского района и другое.

Невозможно сказать, стали ли эти слушания новым этапом в затянувшейся истории пост-жизни БЦБК. Невозможно и отрицать того, что к происходящему не относятся безразлично. Но никак нельзя сказать, что с поры закрытия комбината сделано хоть что-то.

Напомним, что отходы БЦБК обещают начать утилизировать уже несколько лет. Работы должны начать летом 2019 года. Но сроки переносились уже неоднократно. Отвечает за утилизацию отходов региональное правительства, а исполнителем работ признана “Росгеология”.

Справка:

За десятилетия своей деятельности Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, запущенный в эксплуатацию в 1966 году, нанес огромный ущерб экосистеме озера.

В 1960-х годах для выпуска целлюлозы, необходимой военно-промышленному комплексу, на берегу озера построили Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (БЦБК). До сентября 2008 года комбинат производил сульфатную беленую и небеленую целлюлозу, оберточную бумагу, картон и ряд побочных продуктов. Для производства бумаги ежегодно перерабатывалось около 2 млн м³ лесоматериалов.

С конца сентября 2008 года на комбинате ввели замкнутый водооборот. Но в этих условиях он не смог работать рентабельно, и его собственник — компания «Континенталь Менеджмент», пригрозил закрыть БЦБК, если им не разрешат вновь сбрасывать ядовитые стоки в озеро. В октябре 2008 года комбинат встал. С 13 сентября 2013 года остановлено основное производство (варка целлюлозы), была сокращена половина работников. Оставшиеся работники занимались обслуживанием ТЭЦ, снабжающей теплом город, а также следили за техническим состоянием оборудования комбината.

“Иркутск Сегодня”

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Закрыть