Параллельная вселенная Иркутского минздрава

Власти сообщают о росте зарплаты, но не все бюджетники этот рост ощущают на себе
Параллельная вселенная Иркутского минздрава
Деньги. Фото ИА”Иркутск Сегодня”

Губернатор Сергей Левченко заявил, что по росту зарплат бюджетников Иркутская область вышла на второе место по СФО. По его данным, врачи, учителя, медсёстры, воспитатели и учителя пения стали получать на 19,8% больше, чем в прошлом году. Но у самих бюджетников на этот счёт иное мнение.

Оклад растёт, стимулирующие – сокращаются

К примеру, средний медицинский персонал в Усть-Илимской городской больнице никакого роста благосостояния не чувствует. Зарплаты медсестёр остаются прежними, а вот объём работы – растёт. Поэтому недавно в адрес уполномоченного по правам человека по Иркутской области Виктора Игнатенко, в аппарат Законодательного Собрания и ряд СМИ региона пришло коллективное письмо с подписями представителей терапевтического, хирургического, травматологического, урологического, гинекологического и других отделений больницы. Люди уже не знают, у кого просить защиты.

Зарплата среднего медперсонала складывается из оклада и стимулирующих выплат. Так вот, с некоторых пор, оклад у медиков растёт или остаётся на прежнем уровне, а стимулирующие выплаты – снижаются.

Для медицинских сестер хирургического отделения Усть-Илимской городской больницы сейчас предусмотрены компенсационные и стимулирующие выплаты за работу в ночные смены на посту №1 – 50 %, на посту № 2 – 20 %. Но ещё недавно это было 100 % и 50 % соответственно. Выплаты за непрерывный стаж сократились с 30 до 20%. Если за высшую категорию сотрудники получали 30% от оклада, теперь – просто 1700 рублей. Выплаты за ночное дежурство в приёмном покое составляли 100%, теперь – только 50%.

Параллельная вселенная Иркутского минздрава
Фото: https://pixabay.com

Понять “экономную” арифметику минздрава нетрудно. На бумаге получается рост окладов, как того требуют “майские указы” и решение Конституционного суда. Но фактически никакого роста зарплат у медсестёр нет.

За себя и за того парня

Как известно, в здравоохранении и в образовании очень высок процент совместительства, потому что обе отрасли испытывают острый дефицит кадров. Понятно, что такой врач и деньги получает сразу за две или за полторы ставки. Но в отчётных документах совместительство не учитывается. По мнению уполномоченного по правам человека в Иркутской области Виктора Игнатенко, такая методика сводит на нет весь смысл проводимой государством социальной политики.

“Приходиться констатировать, что без учета совместительства заработная плата медицинских работников области не достигает целевых показателей средней заработной платы”, – делает вывод уполномоченный в своём ежегодном докладе. Так накапливается скрытое недофинансирование отпасли.

Сокращения при кадровом дефиците

Теоретически, дополнительное повышение зарплат должно было произойти и после того, как в 2017 году вступило в силу решение Конституционного суда о повышении МРОТ и начислении на него северных и районных коэффициентов. Однако, по факту и это решение исполняется очень странно. Например, если раньше зарплата медсестры составляла 20-25 тысяч рублей, а гардеробщика 13 тысяч, то теперь их зарплаты фактически сравнялись. Потому что труд уборщицы или гардеробщицы “подорожал”, а труд медсестры – нет.

И всё -таки, повышение минимального размера оплаты труда этой категории персонала потребовало дополнительного финансирования. Ещё в прошлом году на сессии минздраву задавали вопрос: какой объём недофинансирования существует? Была озвучена цифра – 1 млрд. рублей. Тогда в ведомстве заявили, что вопрос будет решён за счёт внутренних резервов. Теперь выяснилось, что одним из таких резервов стала оптимизация. По факту за этим словом обычно скрывается сокращение кадров.

По данным уполномоченного, озвученным в ежегодном докладе, в 2018 году по всем лечебным учреждениям области было сокращено 3376 ставок младшего медицинского персонала. С одной стороны, в больницах и поликлиниках – острый кадровый дефицит, огромные очереди к специалистам, высокий процент совместительства, обеспеченность врачебным медперсоналом в прошлом году составила 57%. А с другой – идут сокращения. Зато зарплату сокращённых работников можно раскидать среди тех, кто “выжил” в этой оптимизации.

Из санитарок – в буфетчицы

“Оптимизацию” провели в районной больнице Казачинско-Ленского района. Только эта оптимизация больше похожа на издевательство. В 2018 году здесь сократили младший медицинский персонал, но одновременно в штат ввели новые должности из категории “прочие рабочие”. Они появились в инфекционном, психиатрическом, патологоанатомическом отделениях, в клинико-диагностической лаборатории.

Должности, надо сказать, интересные. Вот на них и перевели сокращенных санитаров. Так в больнице появились «буфетчицы» и «уборщики производственных помещений» с обязанностями … младшего медицинского персонала. Это установили сотрудники аппарата уполномоченного по правам человека в Иркутской области, после проведенной проверки. А проверку пришлось проводить после того, как “буфетчицы” обратились с жалобой.

Это является грубым нарушением действующего социально-трудового законодательства“, – отмечает уполномоченный в своём докладе. Ведь “буфетчики” и “уборщики” лишились целого ряда льгот и гарантий, предусмотренных в отношении медицинских работников. Конечно, гарантии и льготы стоят денег для работодателя и он их удачно сэкономил.

Похожая жалоба поступала в адрес уполномоченного от работников «Иркутской городской клинической больницы № 3». Там точно так же младший медицинский персонал был переведен на должности, отнесенные к категории «прочие рабочие”. Значит экономия на людях – это уже система.

Финансовая недостаточность

Долгие годы регион пытается разными способами привлекать молодых врачей в сельские, и даже городские больницы. Строят жильё, выплачивают подъёмные, запускают программы типа “земского доктора”. Между прочим, на всё это тратятся приличные деньги из бюджета. Но получив все эти пряники, человек всё равно уйдёт если его зарплата окажется ниже той, что ему пообещали с высокой трибуны. Все усилия пойдут прахом, регион потеряет и людей, и деньги, уже вложенные в создание стимулирующих механизмов. А доступная медицинская помощь будет по прежнему существовать только в отчётах министра здравоохранения.

Но люди живут не в отчётах. И они давно “голосуют ногами”. Так, с 2015 года по настоящее время численность населения Иркутской области сократилась на 16 296 человек — с 2 414 913 человек до 2 398 617. Это чуть больше, чем население одного небольшого города, типа Бодайбо или Свирска. В 2018 году, по данным Иркстата, впервые за долгие годы смертность в регионе превысила рождаемость. Против 30961 рождённых – 30938 умерших. Это лучший показатель работы регионального минздрава.

Скандалы уже давно сотрясают здравоохранение Иркутской области. Однако, для губернатора региона это вовсе не показатель некомпетентности отраслевого министра. Например, министр лесного комплекса в правительстве Левченко вообще ходит под уголовным делом, жители региона создали петицию с требованием его отставки. Но даже это не может поколебать доверие губернатора к членам своей команды. Может быть, в правительстве Левченко людей ценят не за профессионализм, а за какие-то другие качества.

Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Закрыть