Итоги работы минлеса Иркутской области: три уголовных дела и миллиард рублей ущерба

По оценкам прокуратуры, в Иркутской области объем санитарных рубок выше необходимого, как минимум, в три раза.
Итоги работы минлеса Иркутской области: три уголовных дела и миллиард рублей ущерба
Фото с сайта 38.мвд.рф

В сумму более миллиарда рублей оценивает Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура ущерб от незаконных рубок леса в Иркутской области, санкционированных региональным Министерством лесного комплекса, возглавляемого Сергеем Шевердой. В отношении чиновника и его подчиненных возбуждено три уголовных дела – по статьям 286 (превышение должностных полномочий) и 260 (незаконная рубка лесных насаждений) Уголовного кодекса России, и это – только по линии природоохранной прокуратуры. Сколько преступлений выявлено другими правоохранительными органами, в том числе по вопросам экономической безопасности, – пока остается тайной следствия.

По большому счету, и об уголовных делах в сфере природоохранного законодательства могло бы быть неизвестно вплоть до назначения судебного заседания. Как известно, следователи предпочитают работать в тишине. Но, во-первых, правоохранительные органы были вынуждены потребовать прекращения незаконных рубок, уже назначенных чиновниками. А во-вторых, хотели предостеречь от дальнейшего свершения таких преступлений.

«В настоящее время действия должностных лиц Министерства лесного комплекса Иркутской области получают уголовно-правовую оценку. Исковые заявления природоохранной прокуратуры с требованиями об устранении схожих нарушений находятся на рассмотрении суда», – сообщила старший помощник Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Наталья Рягузова.

По ее словам, основные претензии связаны с многочисленными фактами незаконного назначения вырубок в границах защитных лесов, с уходом от конкурсных процедур в пользу каких-то определенных компаний и предпринимателей.

Вот лишь часть выявленных нарушений. Вырубки в отсутствие лесной декларации, самовольное изменение объемов и видов назначенных рубок. Назначение санитарных рубок в особо охраняемых природных территориях без лесопатологических обследований либо по заведомо ложным заключениям. Вопреки действующим нормам заключались договоры аренды лесных участков, расположенные в границах заказников, в связи с чем уничтожению подвергался лес, находящийся под особой защитой государства.

Самым ярким и циничным эпизодом стали сплошные рубки реликтового леса в природном заказнике Туколонь в Казачинско-Ленском районе.

«Особо ценный реликтовый лес на площади 116 гектаров вырублен сплошным способом под видом санитарных, оздоровительных мероприятий», – комментирует Наталья Рягузова.

По ее словам, планировалось вырубить еще как минимум 500 гектаров Туколони, остановили только предостережения прокуратуры, направленные в адрес должностных лиц.

Еще один случай вопиющего нарушения законодательства: договор рубок ухода в лесах Падунскоо лесничества, относящихся к категории нерестоохранных, был заменен на договор аренды, предполагающий также рубки спелых и переспелых деревьев. Таким образом, объем заготавливаемой древесины увеличился в 70 раз.

Итоги работы минлеса Иркутской области: три уголовных дела и миллиард рублей ущерба
Фото прокуратуры: https://baikalproc.ru

Что касается лесов, разрешенных к вырубке: в этом вопросе также обнаружены многочисленные нарушения. «Прокуратурой выявлены организованные руководством министерства схемы ухода от конкурентных конкурсных процедур», – констатирует Рягузова.

Например, на аукционы выставлялись лесные участки с небольшими объемами ежегодно разрешенной заготовки древесины – в районе 1 тыс. куб. м. Но после победы определенных организаций заключались дополнительные соглашения об увеличении объемов возможной заготовки древесины в десятки раз. «Реализация данной схемы устраняла конкурентов, которые объективно не могли рентабельно заготовить небольшие объемы древесины», – поясняет Наталья Рягузова, как работала министерская «схема».

«Своим» компаниям можно было все, вплоть до прямого нарушения Уголовного кодекса. «За последние два года прокуратурой вскрыто множество случаев, когда должностные лица министерства избирали «более лояльный», а точнее – незаконный подход к привлечению виновных лиц к ответственности за лесные правонарушения. Так, при наличии состава преступления, нарушители привлекались к административной ответственности, а не к уголовной. По требованию прокуратуры по всем фактам возбуждены и расследуются уголовные дела», – отметила старший помощник прокурора.

Между тем министерство лесного комплекса будет настаивать на продолжении бизнеса под названием «санитарные рубки». Сейчас в качестве аргумента используется тема пожароопасного периода. На заседании комитета по сельскому хозяйству, природопользованию и экологии Заксобрания Иркутской области, состоявшегося 13 марта, замминистра Валентин Широков заявил, что ожидаются большие пожары в связи с малоснежной зимой, но на их тушение не достает более 1 млрд рублей.

«На выполнение государственного задания нам требуется 1 млрд 529 млн рублей. Федерацией мы профинансированы всего на 15,5%. Остальные средства, необходимые нам, значатся в госзадании как «иные источники». На сегодняшний день таковых у областного лесхоза нет. Сейчас готовность – 15%: на сколько профинансированы, на столько и подготовились», – отметил он.

В прошлом году на санрубках Лесхоз Иркутской области заработал 3 млрд 403 млн рублей. На 2019 год минлеса ему согласовало рубки 2,7 млн куб. м древесины, но Рослесхоз из них согласовал 6 тыс. куб. м.

«Нельзя допускать со стороны министерства лесного комплекса какого-либо шантажа. Источники доходов должны быть законны. Поэтому мы не должны продолжать те санитарные рубки, которые суд признал незаконными. Ущерб от таких действий будет оценен в миллиарды рублей, что соотносимо, а может быть даже больше, чем ущерб от лесных пожаров», – заявил первый заместитель Байкальского природоохранного прокурора Алексей Калинин. – Вариант с поиском финансирования – это выход, а незаконные санитарные рубки – нет. Мы подсели на «иглу санитарных рубок» и с нее очень тяжело слезть. С каждым годом их становится все больше, но они не дают эффект. Почему? Потому что в большинстве случаев происходит изъятие ликвидной, здоровой древесины. Больные деревья оставляют, потому что это невыгодно. Я обошел много участков и видел все своими глазами. Леса Иркутской области доведены до состояния, когда больной лес никто не трогает, а здоровый вырубают».

Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Закрыть