«За 3,5 года разработка стратегии превратилась в клоунаду», – эксперты – о стратегии социально-экономического развития Иркутской области

19 марта в Иркутске будут рассматривать Стратегию развитию Приангарья, которую пишут с 2015 года
«За 3,5 года разработка стратегии превратилась в клоунаду», – эксперты – о стратегии социально-экономического развития Иркутской области
Фото Алексея Колесникова

Стратегия социально-экономического развития Иркутской области будет рассмотрена на депутатских слушаниях в Законодательном Собрании региона 19 марта 2019 года. Последний раз проект документа направило в парламент правительство Иркутской области 22 февраля, после трех с половиной лет разработки. В настоящее время региону принадлежит антирекорд по сроку написания стратегии.

Напомним, губернатор Сергей Левченко приступил к ее составлению сразу же после избрания в сентябре 2015 года. В Законодательное Собрание документ был впервые внесен в октябре 2016 года. Принят в первом чтении в феврале 2017 года. Однако в связи с многочисленными замечаниями, поступившими на этапе общественных обсуждений от Союза товаропроизводителей и предпринимателей Иркутской области, профсоюзов, Совета по науке, Совета по развитию предпринимательства, Ассоциации муниципальных образований Иркутской области и других, документ направили на доработку. Все замечания были сведены в единую таблицу из 168 страниц и 332 поправок при объеме исходного текста 110 страниц.

По мнению экспертов, на данном этапе рано говорить о том, что документ готов к принятию Заксобранием. В стратегии по-прежнему недостаточно четко определены приоритеты развития и не указаны методы достижения поставленных целей. Как считает председатель Союза журналистов Иркутской области, заведующий кафедрой журналистики, профессор Иркутского государственного университета Александр Гимельштейн, проблема при разработке документа связана с изначальным отсутствием программы развития региона у губернатора Иркутской области, председателя обкома КПРФ Сергея Левченко:

Существует два узловых момента. Момент первый: когда к власти приходит человек, который в ночь выборов еще не собирался становиться губернатором, а участвовал в них, скорее, для укрепления своего имиджа как политического лоббиста, при этом активно используя в агитационной кампании шапкозакидательские мотивы.

Для справки: в программе Сергея Левченко как кандидата в губернаторы Иркутской области важнейшими тезисами были государственное регулирование тарифов и цен для населения с целью их снижения, софинансирование за счет средств областного бюджета взносов в фонд капремонта МКД – для сокращения платежей населения до 100-200 рублей в месяц, борьба с коррупцией и др. Эти положения в дальнейшем не нашли отражения в областных программах, предложенных губернатором, а также в разработанном им проекте стратегии социально-экономического развития региона.

Второй момент: существует системное неуважение со стороны исполнительной власти к законодательной – как к институту власти, который несет солидарную ответственность за реализацию государственной политики в регионе, – отмечает Александр Гимельштейн. – Парадокс заключается в том, что такое отношение было и при тотальном большинстве представителей «Единой России» в Законодательном Собрании, и при новом составе регионального парламента, где самой многочисленной является фракция КПРФ.

Александр Гимельштейн констатирует, что проект стратегии, представленный командой Сергея Левченко, вызывает критику не только со стороны фракций «Единой России», «Справедливой России» и ЛДПР, но и со стороны однопартийцев губернатора – членов фракции КПРФ: «От мыслящих политиков требуют не участия в разработке качественной стратегии, а беспрекословного выполнения распоряжений руководителя обкома КПРФ».

По словам генерального директора ООО «Пром-техстрой» Дмитрия Ершова (заместитель председателя комитета по собственности и экономической политике Заксобрания в 2013-2018 гг.), при составлении стратегии правительство изначально допустило ошибку, сделав упор на излишнее описание ситуации в области и неконкретность, деклоративность целей:

Главная проблема стратегии заключается в том, что она сделана формально: там, вроде бы, есть все необходимое – написаны цели, задачи, но это только слова, без конкретики. На самом деле, в этой стратегии нет никакого развития. Чиновники областного правительства говорят, что стратегия будет сопровождаться планами, в которых конкретизируют, каким образом будут добиваться реализации обозначенных целей. Да не вопрос! Но вы дайте нам эти планы: что вы хотите сделать хотя бы в бюджетной сфере в ближайшие 5-10 лет. Эту информацию мы в Законодательном Собрании прошлого созыва так и не смогли получить. Я полагаю, причина в том, что правительство само не знает, что делать, все движения – хаотичные, горизонт планирования очень короткий.

Дмитрий Ершов отмечает, что правительству области было предложено сформировать документ таким же образом, как это делают в регионах-лидерах экономического развития. «На «Форуме стратегов» в Санкт-Петербурге в 2017 году выступали ведущие российские эксперты в сфере стратегического планирования. Они обращали внимание представителей регионов на то, что стратегия должна быть емким и лаконичным документом, предельно конкретным. Объем – 20-30, максимум – 40 листов. И там должны быть не только цели, но и методы их достижения», – отметил политик. По его словам, депутаты Заксобрания рекомендовали правительству взять в качестве образца стратегию Татарстана: в этом документе указаны цели и методы их достижения – какие законы, программы будут приняты, какие объекты построены и т.д.

Дмитрий Ершов также считает, что в стратегии Иркутской области недостаточное внимание уделено муниципальным образованиям:

Про Ангарск, который я представлял в Заксобрании, я в стратегии нашел всего одну страничку. Полагаю, что город – второй в регионе по объемам промышленного производства, третий – по численности, в котором находятся крупнейшие предприятия – АЭХК, АНХК, достоин большего внимания. Причем стратегия социально-экономического развития Ангарского городского округа самой первой была принята на уровне всей Иркутской области. При ее разработке было создано 15 групп по ключевым направлениям социально-экономического развития. Работа велась на регулярной основе с привлечением широкого экспертного сообщества. Но в стратегии Иркутской области этот документ не нашел отражения.

«За 3,5 года разработка стратегии превратилась в клоунаду», - эксперты – о стратегии социально-экономического развития Иркутской области
АЭХК. Фото: http://www.aecc.ru

Эксперт обратил внимание на то, что ряд муниципальных образований вообще отсутствовал в стратегии, некоторые были сгруппированы в экономические кластеры без должного экономического обоснования.

Кроме того, не коррелировалась стратегия и с ежегодными посланиями губернатора, озвученными им планами разработки планов пятилеток, формования Госплана Иркутской области.

«Мы должны понимать, что стратегия – это документ, обязательный к разработке во всех регионах Российской Федерации, согласно закону от 2014 года. А «пятилетки» и «госпланы» – это, скорее, из серии пиара»,- отмечает Александр Гимельштейн.

Между тем, по мнению политического обозревателя Галины Солониной, именно эти параллельные планы развития и стали причиной отсутствия стратегии социально-экономического развития Иркутской области.

Сергей Левченко – это, в первую очередь, оппозиционный политик, и уже во вторую или третью – губернатор, управленец. Стратегия развития им воспринимается как элемент идеологически чуждой для него вертикали власти. На этом поле он – слабый игрок, в отличие от тех же депутатов Заксобрания-единороссов, которые за время «губернаторской чехарды», длящейся в Иркутской области с 2005 года, стали основным органом государственной власти, ответственным за преемственность принимаемых в регионе решений. А вот «пятилетки», «госплан» – это своеобразные «параллельные вселенные», где губернатор Левченко создает свои законы. Правда, для должного их воплощения у него нет ни кадров, ни инструментария, – отмечает Солонина.

По ее словам, Левченко дважды пытался интегрировать пятилетки в стратегию. С этой целью он привлекал известного российского экономиста левого толка Сергея Глазьева и руководителя Центра политических и экономических реформ Николая Миронова. «К сожалению, эти эксперты не смогли решить задачи поиска путей прорывного развития Иркутской области».

Политолог, доцент кафедры мировой истории и международных отношений исторического факультета Иркутского государственного университета Сергей Шмидт отмечает, что в стратегии не достаточно отражены планы развития флагманов региональной экономики:

Я к стратегиям отношусь со скепсисом, по той простой причине, что слишком многое зависит от слишком большого количества сложно прогнозируемых обстоятельств. А тем более, сложно прогнозируемых комбинаций обстоятельств. Но, насколько мне известно, в 2014 году регионам был предписано разработать такие стратегии, и, насколько я понимаю, наличие стратегии позволяет эффективнее встраиваться в различные государственные программы. Что касается нашей стратегии, то, мне кажется, что это уже больше относится к жанру клоунады. Историю с ее принятием и разработкой я воспринимаю не как элемент менеджмента и не как элемент политики – это настоящий полноценный спектакль, своего рода испытание и публики, и Заксобрания, на терпеливость и прочность, поскольку три с половиной года – это слишком большой срок, чтобы работать над одним документом. Это раз. А во-вторых, та критика, которая звучит в адрес различных вариантов стратегии, подводит нас к выводу о том, что толком и не работают над ней. То депутаты не найдут в стратегии свой район, то люди из большого корпоративного бизнеса пожалуются на то, что у них никто не спрашивал их экспертного мнения, а просто механически упомянули их компанию, – и такое приходилось слышать.

И самая главная проблема, которая обострила и усилила комизм ситуации с разработкой стратегии, по мнению Сергея Шмидта, связана с отставкой министра экономического развития Иркутской области: Евгений Орачевский, занимавший эту должность в 2016-2018 годах и являвшийся ответственным лицом за доработку документа, подал в отставку в начале 2019 года.

«Поскольку у нас теперь нет министра экономического развития, то непонятно, кто эту стратегию будет дописывать. И вообще, новому человеку, может быть, будет удобнее с нуля ее писать, чем переписывать за уехавшим министром», – полагает эксперт.

Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Закрыть