Иркутская область остаётся без планов развития

Вот уже четвёртый год правительство Иркутской области не может подготовить Стратегию социально-экономического развития региона
Иркутская область остаётся без планов развития
Фото Алексея Колесникова

Вот уже четвёртый год правительство Иркутской области не может подготовить Стратегию социально-экономического развития региона. Зато, между делом оно успело надуть и лопнуть мыльный пузырь “пятилетнего планирования”. На прошлой неделе обсуждение Стратегии возобновилось, и снова правительству не удалось избежать неприятных вопросов.

Стратегия развития для любого региона – всё равно, что стрелка для компаса. Она указывает, куда двигаться в самой сложной ситуации, чего ждать от будущего, к каким целям стремиться. Именно в ней должно быть записано, сколько поликлиник нужно построить, чтобы исчезли очереди. Сколько новых заводов запустить, чтобы в разы увеличить ввод жилья. Какие предприятия открыть, чтобы у людей в моногородах снова появилось будущее. Но Иркутская область уже четвёртый год живёт вообще без Стратегии. И вот, на прошлой неделе в Законодательном Собрании снова началось обсуждение документа.

Мы все вместе заинтересованы в том, чтобы документ был, как можно скорее доработан и принят, – заметила вице-спикер ЗС Ольга Носенко, открывая работу «круглого стола». Эту пустую, казалось бы, фразу, впору отлить в бронзе и повесить над входом в “Серый дом”. Кто знает предысторию вопроса – поймёт почему.

Стратегия развития Иркутской области до 2030 года была внесена в Законодательное Собрание в виде законопроекта в 2016 году. Депутаты её раскритиковали, но приняли в первом чтении, с условием доработки. Однако на этом всё и закончилось. Поправок к документу было так много, что правительство в них захлебнулось и просто отказалось учитывать. Парламентарии, в свою очередь, твёрдо стояли на своём и не принимали сырой документ, раз за разом возвращая его на доработку.

Зато в недрах правительства родился новый проект – пятилетний план развития. Случайно совпало, что он появился на свет как раз перед президентскими выборами, на которых глава Иркутской области Сергей Левченко надеялся занять место кандидата от КПРФ. Тем более не специально о пятилетнем плане он говорил в основном на федеральных площадках. Жителям Иркутской области так и не объяснили, как план совмещается с бюджетом, с госпрограммами, и вообще – с обычной жизнью. Впрочем, это уже не важно. Вместе с президентскими амбициями Левченко сдулась и его “пятилетка”.

Поэтому, когда во время «круглого стола» заместителю регионального минэко Владимиру Гордееву задали конкретный вопрос: “Как Стратегия экономического развития коррелируется с пятилетним планом?”, – замминистра сделал вид, что такого вопроса… не было, и ничего не сказал в ответ. Оно и понятно, ведь только один человек в правительстве знал, как нужно отбивать такие вопросы – министр экономразвития Евгений Орачевский. Но он как раз недавно уволился по собственному желанию и уехал поднимать Забайкальский край.

Зато Владимир Гордеев признал, что проект очень изменился. Были скорректированы названия подразделов, формулировки целей и задач и даже значения целевых показателей. По большому счёту, это уже другая Стратегия. Но оценить масштаб изменений участникам круглого стола не удалось. Вместо подробной, внятной презентации, каждому из них вручили весь документ объёмом в 270 страниц. Многие парламентарии увидели её впервые, ведь новый состав ЗС начал работу только осенью.

Даже председатель бюджетного комитета Наталья Дикусарова, работавшая и в прошлом созыве, запуталась: ” Я лично уже не знаю, какой вариант читать. У нас поправок такое количество, что это уже не та Стратегия, которая была внесена в первом чтении”.

Депутат Александр Ведерников, который в сентябре получил депутатский мандат, поставил вопрос жёстко:

Где понятно изложенный материал? В документ внесены многостраничные поправки. Конечно, хотелось бы в понятном виде, с визуализацией посмотреть, как Стратегия изменилась и стала именно той, за которую надо просто голосовать единогласно. Пусть это будет даже начальная презентация с учетом поправок. Ну, дайте хоть что-то посмотреть, мы же для этого и собрались.

Владимир Гордеев пообещал, что к 19 марта, когда Стратегию представят на депутатских слушаниях, будет подготовлена подробная презентация.

На этом неприятные для правительства вопросы не закончились.

От лица науки и образования выступил ректор ИРНИТУ Михаил Корняков.

Мы как раз недавно с Михаилом Викторовичем обсуждали инновации, – обрадовался заместитель председателя правительства Антон Логашов. – Он сейчас нам расскажет, что в этом направлении делается.

Михаил Викторович рассказал. Но это получился рассказ о том, что у нас в этом направлении не делается.

Одной из мер в Стратегии обозначено создание условий для вхождения региона в число субъектов, где функционируют образовательные учреждения категории “национальный исследовательский университет”. Надо сказать, что с 2010 года в Иркутске имеется вуз, обладающий таким статусом, это ИРНИТУ. Соответственно, некорректно в стратегии указывать, что нам нужно туда входить. Мы уже там есть.

В 2017 году в ИРНИТУ был создан бизнес-акселератор, задача которого – формирование уже готовых технологий. Теперь стоит задача по вхождению Иркутской области в федеральный проект “Вузы как центры создания инноваций”. Иркутский «политех» вошёл в число 51 вузов страны, получивших такой статус. Создан проект “Байкальский инновационный хаб”.

“Байкальский хаб” получил поддержку области, и было бы логично это также отразить в стратегии, – отметил Михаил Корняков.

Антон Логашов в ответ сказал, что само существование Байкальского хаба – это уже заслуга правительства. А затем стал выражаться и вовсе загадочно. “Если бы мы не заложили его в Стратегию, мы бы его не реализовали, не финансировали”, – заявил Логашов. У правительства точно есть какая-то запасная стратегия или параллельная реальность, о которой общественность ничего не знает. Потому что официальная Стратегия вообще не принята, никакой хаб в неё не заложен и финансироваться через неё не может.

По мнению Михаила Корнякова, в Стратегии до сих пор не отражено участие региона в национальных проектах в сфере науки и образования. Не проработан вопрос подготовки специалистов для цифровой экономики, хотя соответствующая федеральная программа существует и хорошо бы в неё попасть. Наконец, недавно в стратегии пространственного развития страны Иркутск был определен как один из возможных городов, в которых будут созданы научно-образовательные центры международного уровня. Это тоже почему-то не учтено.

Очевидно, что тема науки, высшей школы, инноваций остаётся не до конца проработанной. А ведь именно они создают сегодня образ будущего. Не будет их, из области станет уезжать не 4 тысячи человек ежегодно, как сейчас, а ещё больше.

Муниципалитеты не увидели из Стратегии, как будет решаться вопрос с привлечением на территории врачей и учителей. Как будет решён вопрос с чистой водой на селе. Ещё одна тема – сокращение добычи угля. Непонятно, каким образом регион планирует развивать районы, ориентированные на угледобычу и чем заменять разработку ряда других месторождений, продукция которых не пользуется спросом.

Пока шла разработка Стратегии, в некоторых муниципалитетах вообще произошли кардинальные изменения. Предприятия, на которые делали упор, оказались на грани закрытия.

В Чунском районе сделана ставка на предприятие, которое испытывает кризис, – говорит Наталья Дикусарова. – Невозможно это оставить в таком виде. Жители просто на улице подходят и говорят: у нас же есть месторождения, идёт геологоразведка, возможна добыча полезных ископаемых, развивается сельское хозяйство. Но Стратегия ничего этого не учитывает. Я просто настаиваю, чтобы все мои поправки были внесены. Иначе я не готова поддерживать.

Юрий Шкуропат, руководитель Союза строителей, проанализировал раздел, касающийся строительной отрасли.

Мы говорим: строить и строить и строить. Но пока программа развития стройиндустрии не разработана, грош цена всем этим документам.

Министерство строительства предложило заслуженному строителю подробнее ознакомиться с программами. В них, говорят, всё написано про развитие индустрии.

Да мы все понимаем, о чем говорит Юрий Александрович, – поддержала выступающего Ольга Носенко. – В Cтратегии есть цель – построить 1,4 млн. квадратных метров жилья. Это значит, что надо собрать с населения 70 млрд. рублей. Потому что это всё коммерческое. А строительный комплекс нужно развивать целиком. Пока цели, которые поставлены по возведению определенного количества метров жилья, ни о чём не говорят.

Продолжая разговор в таком ключе, можно было добиться только одного – возвращения к исходной точке, то есть к 2016 году. Но это невозможно, потому что Стратегию пора принимать хоть “тушкой, хоть чучелом”. Это пятилетние планы можно строить сколько угодно, ведь за них никто, никогда, ничего с тебя не спросит. А Стратегия имеет статус закона, который обязаны исполнять все – и губернатор, и правительство, и Законодательное Собрание.

Поэтому слово дали декану Сибирско-Американского факультета ИГУ Надежде Грошевой. Недавно депутаты попросили студентов САФ проанализировать главный стратегический документ региона и сказать своё мнение.

У меня две новости и обе хорошие, – разрядила обстановку Надежда Грошева.- Есть картинки, и их мало.

Студенты сделали три основных вывода. Первое – при разработке документа в Иркутской области не учитывают лучшие мировые и федеральные практики. Оно и понятно, мы же идём своим путём, как завещал товарищ Ленин. Второе – в Стратегии не учитывается такой показатель, как ИРЧП (индекс развития человеческого потенциала). А что его учитывать, если он хуже, чем у соседей – наши 0,75 против их единицы. Третий вывод был самым печальный. Студенты отметили, что при разработке и принятии Стратегии нам не хватает прозрачности.

Детишки ещё не знают, что обычно Стратегию разрабатывали с участием широкого круга экспертов, с привлечением научного сообщества. На этот раз минэко решило всё сделать самостоятельно. Что у него получилось, мы имеем возможность наблюдать.

А чего стоит фантастическая история о том, как губернатор вообще пытался вычеркнуть депутатов из процесса принятия Стратегии. Летом 2018 года он взял и внёс в региональный парламент уточнения к закону, благодаря которым правительство получило бы право утверждать Стратегию развития без одобрения Законодательного Собрания. Не сумев найти общий язык с 45 депутатами, Сергей Левченко решил, что будет проще обойтись без них. Парламентарии поправки ожидаемо отвергли и оставили за собой право принятия решения. Лишь после этого правительство всерьез взялось за работу и в декабре внесло депутатские поправки в документ. Его и будут рассматривать на депутатских слушаниях в марте. И по большому счёту, это уже совсем другая Стратегия.

Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Закрыть